Нави и Терри

Сказка про темноту и свет.  

Когда закрываешь шкатулку, там, внутри нее, хранится темнота. В темноте рождается все, что угодно. Любая история и любая сказка начинается с темноты.  

Закрой глаза. Перед тобой целый мир. Этот мир под твоим руководством. Воображение придумывает собственную реальность. Я тоже не знаю, чего хочу. Я просто закрываю глаза и фантазирую.  

Откроем шкатулку. Видишь? Там море. Там брызги, освежающий ветер и волны. Большие волны, страшные волны, мы близко к берегу, здесь они смертельно опасны. Разбежимся? Нырнем в океан? Там тоже будут волны. Там тоже будут штормы. Но там, в безграничном мире воды, они не будут страшны. Мы превратимся в дельфинов. Мы будем взлетать над водой, и погружаться на глубину, мы будем первооткрывателями своего собственного мира. Это так интересно. Вокруг сияют звездочки планктона и фонарики, подвешенные на носы глубоководных рыб, и пробиваются прямые лучи солнца, они касаются твоей кожи, ты оборачиваешься и видишь блеск в моих глазах, а я вижу тебя, такого родного, такого близкого и единственного во всей вселенной. Ты не боишься такой близости? А я боюсь! И потому я открываю глаза. И закрываю шкатулку.  

Подожди, не уходи. Попробуем еще раз? Откроем? Движения теплого воздуха касаются листвы и создают шелест. Шершавые стволы не шелохнуться от шевеления воздуха вокруг, только усики шмелей колышутся потоками тепла, которые исходят от земли. Шмели летают вокруг. Ты же знаешь, они нарушают законы физики, ведь их тельце сильно тяжелое, а крылья слишком маленькие, и летать по законам аэродинамики, они не должны. Но шмели летают. Мы тоже можем. Закрой глаза, сделай глубокий вдох и выдохни. Видишь голубое небо? Ощущаешь высоту вершины? Чувствуешь за спиной, в районе лопаток, что-то щекочется? Не трогай руками! Это крылья, они должны сами расправиться, обрасти волшебной пыльцой и воздушными перьями. Ты сможешь летать. Потерпи. Всё когда-то было идеей, мыслью, а потом превратилось в реальность. Сконцентрируй внимание! Почувствуй каждое перышко и лети. Там, за горизонтом, тоже есть земли, и они прекрасны. Там есть огромные песочницы и шоколадные моря. Там Мир. Летим?! Стало темно. Не пугайся! Я снова закрыла шкатулку.  

Откроем в третий раз? Не отходи от меня далеко. Возьми за руку. Слышишь запах сандала? Чувствуешь тепло моей ладони. Я стою прямо перед тобой. Посмотри в мои глаза. Ты видишь в них вечность? Мое сердце бьется так сильно, что, кажется, дрожью заполнено все пространство. Воздух вокруг вибрирует, заполняя нежностью эту комнату, освещенную луной. И свеча, стоящая на столе, создает отблески на стенах, напоминающие, что вокруг множество вариантов пространства. От свечи исходит сандаловый аромат. На моих губах вкус виноградного сока. И я пьяна этим мгновением. Поцелуй меня. Я этого очень хочу. Я хочу, чтобы твои руки коснулись моей поясницы и опустились чуть ниже, хочу… Громкий хлопок. Это я закрыла крышку шкатулки.  

 

Внутри шкатулки живет кусочек темноты, её имя Нави. Ее представляют монстром, но она волшебный монстр. Не стоит её бояться. Её можно приручить. Она всемогуща. Она может жить где угодно: рядом с тобой и, абсолютно точно, она живет внутри тебя. И она может тобой управлять. Она ярость в чистом виде, она же всепоглощающая нежность. Она жила в те времена, когда ей имя никто не мог дать, потому что никого не было. Она бродит по вселенной, есть всюду. Людям кажется, что она была всегда, но это не так. Вокруг нее пустота. В этой пустоте время от времени мелькают бабочки интереса и звездочки радости, витает пепел грусти и пыль страха. Иногда в пустоте возникает ветер отвращения, и, бывает, он меняет направление и становится ветром увлечённости. От всего, что летает вокруг, ее, темноту, защищает мантия, огромное глубоко-черное бархатное полотно. Мантия Нави шлейфом тянется за ней, когда она своей легкой поступью прикасается к струнам тропинок, проложенных среди миров и пространств. Когда мантия темноты накрывает наш мир, каждый обитатель становится абсолютно честным с самим собой. И я расскажу, почему так случается.  

Нави существо древнее, она древнее света, она существовала задолго до появления света. Нави примечала, что в пустоте встречаются сверкающие крупинки. Прикасаться к ним больно. Но и оставлять их сияние без внимания невозможно – заманчиво и привлекательно они выглядели. Нави их собирала и укладывала на свою великолепно-черную бархатную мантию. Какие-то крупинки были побольше, какие-то поменьше – все они были крошечными и переливались белым светом, иногда менялись красным, оранжевым, желтым или даже синим. Крупинки заставляли отдернуть пальцы при прикосновении, но при этом, все существо желало прикоснуться и забрать себе эту частичку света. Она искала и собирала крупинки по всей вселенной. Маленькие светящиеся точки. Укутывала. Обнимала. Взращивала. Ей было больно, прикасаться к частицам, они обжигали. Но крупинки брильянтовыми звездами горели на царской мантии. Черный цвет подчеркивал прелесть света. Коллекция Нави – миллиарды частичек сливались в единое мерцающее представление, в млечный узор безмерной красоты и составляли звездные орнаменты. Это было прекрасное зрелище. Нави было ужасно любопытно, откуда происходят все эти частицы.  

Темнота как обычно витала везде и случайно наткнулась на предмет, он был черным, круглым и таким же приятным на ощупь, как и ее мантия, даже было очевидно, что мантия и шар созданы из одного материала. Это была планета. Редко, но Нави встречала их в пустоте, и обычно они не представляли никакого интереса, но такой приятной и похожей на ее мантию планету она нашла впервые. И Нави не задумываясь зацепила ткань, которая покрывала шар, ткань могла бы стать прекрасным воротничком к Мантии, и материя, как кожица очень спелого абрикоса, снялась с планеты. Черная, бархатная, струящаяся ткань осталась в руках. А с этой новой для Нави планеты в разные стороны пространства пустоты, как лепестки отцветающей яблони, посыпались частички света – такие же крупинки, которые она так бережно укладывала на свою великолепную мантию. Планета светилась в темноте. Шар стал голубым, и он излучал свет. Нави попыталась заглянуть во внутрь шара. Но это было очень странно. Она была повсюду, но в тот же момент, она понимала, что прячется. Её тут как будто не было. Она пряталась под листьями деревьев, она скрывалась под волнами океанов, она притаилась под вершинами гор и наблюдала. Выходить из своего укрытия ей было нельзя, она теряла свое могущество. На небе раз за разом сверкали молнии, и они создавали много света, часть молний сворачивались и улетали. Их было великое множество, молнии никого не пугали, даже наоборот пугало то, что они сворачивались и улетали. Как будто барьер, который оставлял свет на небе на протяжении всех времен был снят. Его сняла Нави. Она это поняла. Но не могла она подумать, что это станет плачевным событием для планеты. На ней жили маленькие существа, они называли себя людьми. Они сами создавали свет: люди влюблялись, проявляли интерес и радовались своим открытиям. В момент яркой эмоции рядом с людьми возникали и пролетали нити маленьких белых молний. Нити скручивались, объединялись и взлетали в небо. Небо светилось и создавало все необходимое, чтобы деревья росли, вода согревалась, создавались облака и проливались дождями. Если люди исчезали из существования, их свет твердел и улетал в пространство космоса.  Нави находила именно эти крупинки и укладывала на свою мантию. Сейчас, происходило что-то ужасное. Небо не светилось равномерно, оно сверкало. Взрывалось, огромные молнии создавали невыносимый грохот. Маленькие существа один за другим умирали, когда на небе очередная молния, скручивалась в огромную светящуюся глыбу и свободно улетала в космос, сотни людей умирали. Нави поняла, что нужно все вернуть, что вот-вот все умрет, если она не вернет ткань, так похожую на ее мантию, на место.  Она укутала планету тем кусочком ткани, что сорвала. Вернуть все так, как было раньше, у Нави не получалось. Потребовались пуговички крупинок света. Она смело срывала их со своей мантии и закрепляла с помощью крупинок ткань на шаре. Там, где крупинки света касались неба, вырастали огромные вершины гор 14 восьмитысячников и 155 семитысячников. С тех времен каждой вершине принадлежит своя крупинка света. Это была кропотливая работа Темноты. Нави старалась вернуть прежний вид. Ей очень хотелось, чтобы этот маленький мир сохранился, даже одного взгляда хватало, чтобы понять, этот мир прекрасен, он должен существовать. Но там, где крупинки света крепились к черной бархатной ткани, сочился тонкими нитями молний свет, а на местах, что позже люди назовут полюсами, эти нити были крупнее, мощнее. Было очевидно, если свет будет улетать далеко от планеты, то этот мир истощится, в нем не останется света и не останется жизни. Нави начала скручивать молнии. Если рядом с этой планетой будет находиться огромный клубок света, огромный бриллиант, то есть шанс, что жизнь сохранится. Если все нельзя вернуть на место, так как оно было до прикосновения темноты, то пусть будет шанс спасти этот маленький в масштабе вселенной мир. Нави принялась за дело. От прикосновения Темноты к нитям молний, в воздухе возникало радужное свечение, а нити стремились, как можно быстрее сжаться в брильянт. Нави научилась вязать узлы, как самый искусный мастер макраме, она сплетала нити исходящие от вершин и скручивала в веревочки, веревочки сплетала в канат, канат собирала в клубок. Все это для темноты было действительно болезненно, ведь свет обжигал темноту. Но при прикосновениях Нави к нитям, также как и человек, она испытывала эмоции. И она научилась различать по поведению молний какая эмоция ее создала. Особенно быстро сжимались нити интереса и нити радости, а вот нити влюбленности поддавались нежным прикосновениям и бережным действиям. Крупинки нельзя было соединять между собой, поэтому Нави пришлось научиться удерживать нити, связывать их крошечными узелками, сплетая кружево света. Обжигаясь об электрические разряды молний, она терпела пощипывание в пальцах. Нави собирала огромную могущественную звезду, которую позже люди назовут Солнцем. Тонкие нити, связанные между собой и собранные в клубок, сплетутся так туго, и создадут так много света, что Нави, сама Темнота, станет меркнуть и блекнуть, и терять свое могущество. А клубок звезды по имени Солнце станет притягивать нити сам, без помощи Нави. Создастся такой магнетизм и такое притяжение, что нити влюбленности и брильянты радости потянутся к солнцу и нити интереса, сжатые в комочек, полетят в сторону звезды. Это будет топливом для изделия Нави. Солнце станет самым могущественным творением, которое будет не просто пощипывать и обжигать. Которое будет способно испепелять и сжигать. Ослеплять.  Света будет становиться все больше, и его станет так много, что вся суть Темноты встанет на порог исчезновения. Единый снежный ком нитей Солнца, займет очень маленькое пространство, но создаст много, очень много света. В ярком излучении белых лучей станут видны струны, что натянуты, во вселенной. Те, что скрепляют саму вселенную и те, что считаются первоисточником всего материального.  

В пустоте космоса струны создают направление движения и могут менять пространство, они препятствуют перемещению энергии во вселенной. Они могли препятствовать Нави и направлять ее.  

А теперь струны могли остановить нечто новое. Энергия звезды по имени Солнце производила впечатляющие потоки, они кипящими языками электричества и пламени вырывались наружу. Струны гасили, струны тушили и не давали улетать огню далеко-далеко в пространство Темноты и не давали разорвать Нави, уничтожить её полностью. Свету вырывающихся потоков ничего не стоило обесцветить темноту. Сжечь пространство, уничтожить вечность. Величественность темноты, величественность Нави могла растворится в Свете. И она отступала, освобождая пространство для Света. Вмешались струны. Сеть струн улавливала свет, останавливала его. В сетях струн колыхалась совершенно новая энергия, как мотылëк, который застрял в сетке детского сачка, словно живая рыбка, которая запуталась в сети, как кот, которого поймали и посадили в авоську. Клубок нитей света, скрученные руками Нави в шар, создал что-то новое, непохожее ни на что в существующем мире. И это что-то жаждало свободы, Свет рвался вдаль. Бился в тщетных попытках освободиться, стремился к новым мирам. было совершенно очевидно, что у Света, у сгустка энергии, созданном Солнцем, не было миссии уничтожить темноту, так вышло, что существование одного исключало существование другого. Свету хотелось узнавать этот мир и освещать, то, что находится везде. 

Нави не могла без сожаления смотреть на плен энергии, она осторожно наблюдала и присматривала за светом. Да, он разрывал её изнутри, но Темнота, чувствовала, что это нечто не менее могущественное, как и она сама. Свет начал создавать беспокойство, тревога его движений казалось разорвет струны.  И тогда, если струны порвутся, Свет уничтожит Нави. Темнота пыталась успокоить Свет, рассказать, что в пространстве совершенно не чего освещать ведь там пустота. Но свет не верил, ему нужно было узнать это самому. И при каждом приближении Нави к свету, он уничтожал ее часть. Нави решилась на прикосновение. Когда Нави собирала Звезду, конечно, она жаждала новых энергий и, конечно, она хотела, чтобы Солнце стало самым великим творением во вселенной, но кто бы мог подумать, что ее изделие заставит ее саму сжаться и отдать пространство? А может быть и погибнуть от энергии Звезды, собранной ею самой по ниточке? Нави чувствовала, что еще немного и света в пространстве станет больше, чем темноты и тогда случится непоправимое. Пока этого не случилось, пока Нави еще было чуть больше, чем света, она шагнула навстречу. Это считалось прикосновением, но было больше похоже на столкновение. Армагедон, на который Нави шагнула добровольно, не зная, чем для нее закончится этот шаг. Свет собрался в поток, как будто каждый атом, каждый протон ожил, стал разумным и, как в калейдоскопе, в безмерном пространстве началось представление. Началась игра. Больше не существовало ни темноты, ни света. Мир наполнился объединенной энергией – Сумерками. Силы в них было немного, но была гармония. Было много цвета: красный, как кровь; розовый, как лепестки шиповника; оранжевый, как ягоды спелой рябины; фиолетовый, как минерал аметист, что хранится в глубинах гор, фиолетовый цвет переливался в глубокий синий – Мир сиял разными цветами.  Из самой гущи событий вылетали драконы. Это была сила жизни. И жизнь пробудилась в самом Свете. Превращение, воодушевление и оживление. Он ожил, в нём тоже было божество. Божество сродни Нави, он был так же могуществен. Он был младенцем в безумстве своих действий и решений, он не ведал что творит, он не понимал своего могущества. Нави укутала, спеленала его в свою великолепную мантию и подарила Ему звезду, по имени Солнце. Звезда, его создавшая, стала его главной игрушкой, его артефактом, которым он мог управлять. Нави, сама темнота, шептала на ушко о его могуществе и рассказывала о том, что в его власти путать струны вселенной. Он, Свет, это уже делал, когда не был живым. Свету подвластно прикасаться к вещам, меняться от прикосновений и отражаться. Но если он решится проникнуть в суть, то связи разорвутся, само вещество разлетится на крупинки, и будет вынуждено искать новые формы к существованию. Свет сможет согревать и сможет пробуждать великие спящие силы, свет сможет создавать ветер, благодаря ему будут дуть ветры звёздной пыли.

Он слушал темноту, как младенец слушает колыбельную матери, притаившись, боясь шелохнуться, чтобы не спугнуть мелодию слов, а когда песнь Нави закончилась, он сплел из струн вселенной для своего главного артефакта направление движения, это было первое и главное кольцо. Орбита – так скажут позже люди. Солнце – огромный брильянт на его кольце. На орбите будут встречаться новые игры, выдуманные Светом, для своей любимой звезды. Все это будет потом, а сейчас Нави завернет Свет в свою прекрасную мантию, укутает своим бархатным полотном. И шепнет на ушко: “Тебя зовут Терри, и каждое утро этот мир будет твоим. Сияй любовью, интересом и радостью. Оставь суть вещей мне. С наступлением ночи я буду обнимать тебя и оберегу все то, что тобой и с помощью тебя будет создано, от самого тебя и спасу.”   

 

 

Нави не надо бояться.  

Она спряталась в шкатулку. В этом ее суть. И суть тебя в темноте, абсолютно точно… Нави живет внутри тебя. Именно поэтому, ты замираешь, глядя на звездное небо, ведь это ничто иное, как ее бархатная мантия. Нави все так же, как и в те древние времена собирает крупицы радости и светящимися точками укладывает на свою перелину. Только вот настоящая радость, такая, которую не жалко и на самое великолепное полотно, стала встречаться редко. Но ты знаешь, что делать. Чаще гляди на небо и вспоминай, что ты тоже создан из тьмы и света, в тебе есть Нави, в тебе есть Терри. Тебе подвластно создавать радость и любовь, но обязательно такую, чтобы она не ослепляла и не сжигала, такую, чтобы она создавала. 

 

+1
1
+1
0

Автор публикации

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
7
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x